Марат Сафин

Мария Шарапова

Дмитрий Турсунов

Женский теннис

ТОП 10 в теннисе

  • Roger Federer (11,350)
  • Novak Djokovic (8,310)
  • Rafael Nadal (7,440)
  • Andy Murray (7,255)
  • Juan Martin Del Potro (6,275)
  • Nikolay Davydenko (5,290)
  • Robin Soderling (3,905)
  • Andy Roddick (3,720)
  • Marin Cilic (2,970)
  • Fernando Gonzalez (2,925)

Авторизация

Члены ассоциации

Теннис Онлайн

2009-05-30 16:26:55
Katrin написал(а):

хахахаха, это курс антикризисного пиара дает о себе знать)

Подпись автора

http://opicture.ru/upload/2009/09/27/07/1254064191893471.jpg

В ролевой - ММС, Калашников, Кири, ДоХтУр , Рохелио мама Лена,Ришарка,ТатьянаАрношаСора

2009-06-04 12:25:39
Blueberry написал(а):

Увидеть Париж и… уйти.

В среду поздно вечером Сафин завершил последний в своей карьере матч на открытом чемпионате Франции

Перед завершением карьеры, намеченным на конец этого года, россиянин Марат Сафин продолжает прощальный тур по турнирам «Большого шлема». Его «адью» Парижу растянулось на долгие 4 часа 33 минуты.

САФИН ВЫХОДИТ НА ЗАМЕНУ МЕССИ 

Идет 256-я минута игры. Марат Сафин в который уже раз спасает подвисший на его подаче гейм. Счет в пятом сете – 7:6 в пользу его противника – темнокожего француза Жосслена Уаны, 134-й ракетки мира. В этом ли матче с 23-летним обладателем вайлд кард Марат планировал попрощаться с «Ролан Гарросом»? Конечно, нет! Иначе не стал бы он, упираясь изо всех оставшихся под закат карьеры сил, вгрызаться в корт и отыгрывать два сета. Иначе не было бы у него сейчас извозюканной в рыжей глине центрального корта спины – результата полета за очередным неберущимся мячом. Иначе не собрался бы он с духом при счете 15:30 в 14-м гейме пятой партии и не вложил бы, чтобы не допустить третьего уже матчбола, в удар всю мощь.

И фортуна отвечает ему взаимностью. Мяч с пушечной скоростью попадает в трос, зависает над кортом в раздумьях и сваливается наконец на сторону Уаны. Марат, будто озорной мальчишка, скачет к сетке и картинно целует трос. Дескать, спасибо, что вспомнил мои заслуги и выручил в трудный момент, старик! Публика в экстазе. Та самая публика, которая с самого начала душила Марата улюлюканьем и свистом, горячо поддерживая своего парня. Та публика, которой весь матч язвительно аплодировал Сафин: мол, давайте-давайте, свистите громче, меня это только больше заводит! Но на пятом часу игры он взял ее тепленькой. Россиянин «поднял чужой зал», как выражаются артисты. Поэтому он давно заслужил звание народного. Как и многих больших артистов, народ его в этот вечер любил и ненавидел одновременно. Любил за умение работать на шоу. Ненавидел за умопомрачительный эйс, которым он снова отодвигает их соотечественника от победы, – 30:30, 40:30, 7:7!

До сногсшибательной концовки дотерпели в среду вечером не все зрители, пришедшие на арену имени Филиппа Шатрие. И только получив SMS-cообщение от коллеги из Москвы, я смекнул почему. «Теннис – круче футбола! Смотрю Марата. Хоть бы дожал...» – читаю я и вспоминаю, что в тысяче километров отсюда на римском «Стадио Олимпико» уже вовсю разыгрывают финал Лиги чемпионов «МЮ» и «Барса». Первый финал Лиги, который я не смотрю впрямую с начала до конца.

Сафин или Месси? Такого вопроса у меня и еще семи тысяч человек, наблюдающих за событиями на центральном корте, даже не возникает. Месси мы еще увидим, и не раз. А вот Сафин, похоже, доживает на «Ролан Гарросе» последние минуты. Бороться на корте по пять часов и побеждать, как в былые времена, ему уже не позволяет здоровье. По крайней мере так мне объяснил еще перед этой игрой президент Федерации тенниса России (ФТР) Шамиль Тарпищев. И, как обычно, не ошибся.

ТАРПИЩЕВ: САФИН — ПРЕКРАСНЫЙ МЕНЕДЖЕР 

– Во вторник вы встречались с Маратом в Париже – обсуждали его турнирные перспективы? – спросил я Шамиля Анвяровича.

– Да какие там перспективы? – удивляется президент. – Любой пятисетовый матч может выбить его из колеи. Если, конечно, он его выиграет. Физическая подготовка уже не та – что тут говорить.

– О чем вы тогда беседовали? Не о планах ли Марата на жизнь по завершении карьеры? Он тут, кстати, журналистам рассказал, что хоть в депутаты готов пойти, если вы присоветуете.

– Задумки разные есть на этот счет. Но рано о них еще говорить. Пока Марат очень сильно помогает мне по линии работы федерации. Например, сейчас перед нами стоит актуальная задача по повышению турнирного статуса московского «Кубка Кремля». И Марат с его знанием нескольких языков, с его коммуникабельностью, с его громадным авторитетом в теннисном мире способствует решению в том числе и этого вопроса.

В тот момент будто по заказу мимо нас пробегал человек, занимающий второй по значимости пост в Ассоциации теннисистов-профессионалов (АТП). Тепло обняв Тарпищева, он, словно предупреждая вопрос, уже готовый слететь с уст президента ФТР, с успокаивающей интонацией произнес: «Все нормально, мы работаем над этим».

– Вот видите! – гордо заявил Шамиль Анвярович, попрощавшись с боссом АТП. – Еще два дня назад никакого движения по нашей теме не было. А стоило Марату поговорить – и дело сразу сдвинулось с мертвой точки. Сафин – прекрасный менеджер, считаю!

ЕГО ПРОВОЖАЛИ ОВАЦИЯМИ

На парижских часах 20 часов 53 минуты. Сафин в очередной раз на краю пропасти: в 18-м сете он отдает в руки сопернику два матчбола. И, будто играя с ним в «а ну-ка отними», ловко отыгрывает первый. Неужели снова спасется? Увы, Уана демонстрирует мастерский прием, после которого мяч Сафина летит в аут.

Несколько шагов вперед, к сетке. Крепкое мужское рукопожатие. Сумку на плечо – и на выход. Ни тени сантиментов. Объявление диктором фамилии Сафина. Овации. Молниеносный поворот Марата к трибунам. Пара хлопающих ударов рукой по поднятой вверх ракетке. Разворот в обратную сторону – и ровной походкой к тоннелю. Редко увидишь, когда зрители провожают проигравшего стоя. (Описанную сцену вы можете увидеть в видеоварианте на нашем сайте www.sovsport.ru. – Прим. ред.).

А уж того, что я наблюдал на послематчевой пресс-конференции, прежде не видел никогда.

– Ну а теперь прошу вопросы на русском языке! – привычно объявил ведущий.

Обычно на этой фразе в зале для пресс-конференций начинается столпотворение. Иностранный пишущий народ резко вскакивает со своих мест и несется в пресс-центр – передавать в редакции всего мира только что услышанные слова героя. Как правило, требуется около минуты, чтобы суета улеглась и российским журналистам можно было начинать спокойно работать. Но – не в этот раз.

– Вопросы на рус-ском я-зы-ке! – убедительно повторяет ведущий, думая, наверное, что репортеры под вечер окончательно утратили концентрацию.

Никто не шелохнулся. И я понял, что происходит. Эти люди, ни бельмеса не понимающие по-русски, просто не могли вот так встать и уйти из зала, где перед ними, наверно, в последний раз в своей насыщенной спортивной жизни сидел Марат Сафин. Они не насмотрелись на него. И пока не готовы к прощанию. И, как ярые поклонники тенниса, в конце концов попросту не имеют морального права не досмотреть до конца эту финальную сцену. Они хотят видеть, как Сафин выйдет из этого зала в последний раз. И у некоторых в глазах блеснут слезы. И очевидцы, уверен, расскажут об этом внукам. Или по крайней мере своим более юным коллегам.

– Спасибо, Марат, что лишили нас финала футбольной Лиги чемпионов, – начинаю я задавать свои вопросы, без тени иронии благодаря Сафина за увлекательнейшее теннисное зрелище. – Сами-то планировали футбол смотреть? Вы ж любитель. Надаль заявил, что специально свою встречу с Габашвили поскорей завершил, чтобы игру увидеть. А вы растянули – четыре с половиной часа!

– Если б вы не сидели сейчас и не задавали вопросы, то смотрели бы уже второй тайм. Хотя бы. Так же как и я. Но такая уж у нас работа, что мы сидим в этой комнате, а не у телевизора. Хотя я с большим удовольствием сейчас бы Лигу посмотрел. Так же как и вы, думаю.

– Я с большим удовольствием насладился бы вашей победой. Она была возможна?

– Для победы надо было играть лучше. Подачу нормально подавать. Справа я сыграл ужасно. Слева ничего не сделал. Возле сетки бездарно себя проявил. Как вы понимаете, этого набора достаточно, чтобы проиграть любому.

– Что-то трибуны на вас сегодня слишком взъелись. Тяжело было второй матч подряд проводить против представителя хозяев?

– Это ничтожные нюансы. На ход матча они уж точно не влияют. Переживали там ребята из-за чего-то. Я даже и не понял, из-за чего. Короче, это даже недостойно нашего с вами внимания.

– Сегодня вы ушли с корта без видимых глазу переживаний. Неужели и последний турнир «Большого шлема» в году – Открытый чемпионат США – предполагаете покидать без пафоса? Никаких там кругов почета, раздаривания сувениров болельщикам...

– Это не мое. Всегда говорил, что не люблю я все эти рисования сердец, слезы, прощания, поцелуи. Поверьте, я тоже переживаю, тоже что-то чувствую. Но это настолько личное, что я не готов открывать это публике. Такие шоу не для меня.

Марат поднялся. Мы все тоже. И проводили его аплодисментами. В последний раз на «Ролан Гарросе».

Зильберт А. "Советский спорт"

Подпись автора

Осень опять надевается с рукавов,
Электризует волосы - ворот узок.
Мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров
И бережёшься слишком больших нагрузок.
Мир кладёт тебе в книги душистых слов,
А в динамики - новых музык.
Город после лета стоит худым,
Зябким, как в семь утра после вечеринки.
Ничего не движется, даже дым.
Только птицы под небом плавают, как чаинки,
И прохожий смеется паром, уже седым.

В ролевой-Дмитрий Т.,Андрей Ч.,Анна Ч.,Новак Дж.,Настя М.,мама АнИ,Алена Б.,Доминика Ц.,Вика А.,Ксю,Крис А.,Флавия П.,Андрей П.

Версия для печати